UtaPri:

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

UtaPri: > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 22 января 2019 г.
Взято: Jack Drake| <<Smiling Jack>> Белый снег холодный сон 03:00:21
­Koheyri Himitsu 22 января 2019 г. 00:17:10 написала в своём дневнике ­In Your Heart
Итак, прелестная леди, могу я даровать вам вечную жизнь? Да? Я рад.
Возьмите меня за руку, моя дорогая. Вы уже боитесь?
Вам следовало бы.
©(V:tM)
­­
Ты не помнила: был ли тогда писк электронного замка, или твой собственный. Ты помнила руку, что крепко и уверенно закрыла тебе рот, помнила панический, громкий стук сердца - единственный, который смогла услышать - возможно, он был последним.
И наслаждение. Медовую сладость, что разлилась по телу, что вытеснила все мысли. Это был рай, ты подумала. Ты умерла, и тебя ждет целая вечность космического экстаза. Вечность без забот, без переживаний и лицемерных людей. Ты была готова! Ты хотела получить ее!
Когда рай загорелся огнем - жестоким, безжалостным - ты закричала, хотя и звука не услышала. Болело тело, но эта боль шла изнутри; хотелось содрать кожу, как одежду и погрузиться в леденящую воду. Тогда ты одумалась, тогда захотела жить. Боль вдохновляла на борьбу. Мысли охладили огонь, теперь он нежно облизывал тело, доставляя странное мазохистское удовольствие. Сердце стучало - ты слышала его так явно, так громко, так близко.
Но это было не твое сердце.
Открыв глаза, имела честь лицезреть растерзанное тело человека.
А судя по тому, что вас было двое - ты и труп - убийцу определить было бы проще простого.
-Твою же мать...
Ты задрожала, разрываясь между желаниями начать оправдываться и извиняться. Кровавая картина впрочем, не отпускала внимания. Было что-то в ней, что не позволяло тебе отвести взгляд и уделить внимание свидетелю.
-Н-да, - грубый мужской голос рассмеялся непонятно почему, -деточка, тебе еще учиться и учиться.
Так ты встретила Джека.
­­
-Так значит, эти «Тремер» могут, теоретически, выследить своего «потомка» по крови? - Ты перебила рыжеволосую девушку, не особо вслушиваясь в ее эмоциональное описание одного из кланов.
Дамзел, явно не обрадовавшаяся своей роли няньки до этого, теперь еще больше нахмурилась, касаясь длинными пальцами своих висков. Ты обидно фыркнула на этот жест: голова у нее не могла болеть отнюдь.
-Ты можешь просто слушать и не перебивать? - Грубость ее тона уже давно не задевала тебя. Просто принять эту ее черту характера, как факт, было просто. Это ведь просто характер, а не чувства к тебе. На самом деле она была достаточно нейтральной к тебе, с преобладанием симпатии. Не брезговала безклановой бродяжкой и охотно делилась информацией, что в твоей ситуации была жизненно важной. - Я и так рассказываю тебе все. Просто заткнись и слушай.
Ты даже научилась не слышать ругани в ее предложениях! Это достижение!
Похоже, вампирша оседлала свой взрывной характер, и все-таки дала ответ на твой предыдущий вопрос:
-Не знаю что там эти ср*ные маги могут, но не удивлюсь, если выследят, если надо. - Она на момент замолчала, подозрительно взглянув облачными глазами на твою персону. - Ты что это задумала там, идиотка?
Ты загадочно улыбнулась, та часть, что называлась душой была поражена такой участливостью.
Твоя персона изначально хотела бы найти того монстра, которому обязана своим знакомством с миром тьмы. И не скрывала этого.
Анарх желания не оценила:
-Ах вот оно что? - Железное лезвие ее голоса разрезало громкую музыку бара, что доносилась с первого этажа; ты должна внимательно прислушиваться к словам старшего товарища - так тебе сказали инстинкты. - Они тебе такой счет выставят, что легче будет на солнце выйти, чем расплатиться. В этом мире всем правит выгода.
Ты замолчала, уловив в простых словах откровения истины. Хотя Дамзел и явно имела в виду отдельно взятую ненавистную Камарилью, слова ее следовало примерить ко всему.
Но какая же тогда выгода была в твоем становлении?
-Да и зачем тебе какой-то там «плащ»? Джек явно тебе больше Сир, чем тот... - Ты проигнорировала конечный вывод о семейное древе неизвестного вампира.
Задумалась.
Большинство сородичей, посещавших бар, так или иначе успевали бросить острую шпильку о «папаше» Джеке, на которую последний (если присутствовал), отвечал кривой улыбкой, от которой следовало занервничать и задуматься об уместности такого типа замечаний.
Ты слышала, как говорили о других каитиффах, которым помогал Джек. Несколько раз встречала слабокровных, которые без страха, по-дружески рассказывали о начале своей не-жизни, что очень был похож на твой. И какая выгода была старому пирату из этой благотворительности­?
-А почему именно «плащ»? - Осведомилась ты у Дамзел. Она немного запнулась, но тут-таки возобновила свою речь.
-Так Камарилья не позволяет становления без разрешения Князя. Вот твой Сир и бросил тебя, чтобы со своей пустой головой не расстаться. Логично же?
«Да, логично»,- проворчала ей ты.
Содрогнулась.
Хорошо, что первым тогда тебя нашел именно пират, а не местный Шериф.
­­
В своем убежище ты бывала нечасто. Только пережидала смертельно прекрасный день, пряталась от солнца. Ты не успевала почувствовать одиночество, что дамокловым мечом висело над твоей персоной. Этого невозможно было избежать; рано или поздно - понимание неизбежно придет.
Но пока каждая ночь начиналась с громового смеха Джека, который нетерпеливо ожидал твоего пробуждения и забирал на какой-то вампирский «урок». Сначала это была охота, за ней пришло хоть какое-то использование дисциплин; рассказы о новом для тебя мире разбавлялись знакомствами с другими анархами.
-А сегодня, мелочь, я приведу тебя к одному сборищу птенцов, с которыми, если постараешься, сможешь поладить. - Такими оптимистичными обещаниями накормил твою персону пират в этот раз.
-Мне обязательно надо стараться?
Джек пожал плечами.
-Как хочешь. В компании-то выживать легче. Особенно, когда ты - отброс, со способностью влипать во всякое дерьмо. - Ты сделала вид, что раскаиваешься, отводя глаза и чуть ли не шаркая ножкой. - Не всегда же мне тебя из него вытаскивать.
Хотя ты и действительно чувствовала некоторую вину.
Первое убийство, что грозило серьезным таким нарушением маскарада - помог Джек. При рейде Шабаша - кто пришел на помощь?
Не каждый сир так носится со своим дитя, как этот представитель Бруха с тобой. Ты очень ценила это. Очень привязалась к легенде Анархов. Так почему бы просто уже не забыть о том, кто передал тебе проклятие Каина?
О, ты не хотела убить «отца», как думали некоторые, нет.
Ты не хотела получить от него помощь или признание - этого, право, хватало, к счастью ...
-Мне одной ночью сказали, что это ты становил меня. - Тихо, резко произнесла ты. Твоя персона мало что чувствовала, кроме непонятной, вроде как, пустоты - привычной спутницы не-мертвых.
Смеющийся Джек, оправдывая свою кличку, снова рассмеялся, показывая свое отношение к такому абсурдному утверждению.
-И зачем мне это?
-Во имя джихада, конечно.
Вампир сплюнул на землю и громко выругался.
-Херня это все. Зачем мне бросать свое дитя, потом возвращаться и нянчиться с ним? Старшие бросают так вас, чтобы не брать на себя ответственность, чтобы не привязываться. Там еще много причин, но ты и сама о них догадываешься. Так вот, дам тебе совет. - Холодная рука столетнего сородича опустилась тебе на голову, взлохматив волосы. - Слушай, да не верь. Информация полезна, когда она верна.
Он пошел вперед, садясь за руль машины.
-А теперь залезай давай. Вперед, на встречу приключениям.
И снова залился смехом.
­­
­­Посмотреть другие истории/рассказать о впечатлении можешь здесь - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml
­­
Источник: http://koneko22.beo­n.ru/0-268-jack-drak­e-lt-lt-smiling-jack­-gt-gt.zhtml

Категории: VtM:B
Вчера — понедельник, 21 января 2019 г.
Бледный Туман: Игра. KASphian 19:06:32
 ЧАСТЬ 2
"Хм... голова кружится...",- подумал Шарль,-"Почему Лоренцо не разбудил нас? Мы уже подьехали к деревне, так? Стоп, почему вокруг так тихо?!". Он хотел встать, но не было сил даже на то, чтобы открыть глаза. "Так вспоминай, вспоминай... Я в повозке с мсье Жаном, впереди Лоренцо. Мы подобрали мсье Блейка, а потом... Мы все уснули и повозка встала. Это значит что и лошади уснули?! Отчего же мы уснули... Погодите, а откуда взялся этот тошнотворный запах железа?! На нас напали?",- мысли лихорадочно плыли в его голове, пока он не услышал звук захлопывающейся двери. "Уже проснулся? А, извини, я лишил тебя сил, чтобы ты не сбежал. Если бы я этого не сделал, то этот подонок...",- от обладателя голоса появилась неистовая жажда убийства. Его пронзил страх, всё тело как будто придавило камнем. Шарль смог открыть один глаз и взглянуть на похитителя. Возле него стоял сам Дьявол во плоти. Свеча горела позади него, так что он смог увидеть лишь силует похитителя: великан с закрученными рогами и кошачьими, безумными глазами. "Д-д-дьявол...", - беззвучно прошептал Шарль.
- Небольшая поправочка: не дьявол, а инкуб. И...
- Ты хочешь меня убить?
- Лично я - нет. Не перебивай меня пожалуйста. Я хочу позволить тебе выбрать два пути: первый, ты умрешь через неделю, так и не выслушав меня, и второй, ты заключаешь со мной союз, где у тебя будет хотя бы шанс выжить. И хочу тебя поторопить, пока он не пришел.
- Кто ты?
- Не узнал? А если так?, - дьявол повернулся и взял свечу в руки.
- Мсье Блейк? Что?... Но как? Почему? Где остальные?
- Да. Ты жертва, которую я должен был поймать. Я усыпил всех и тихо вырезал во сне. Так нужно. Если не ошибаюсь, их трупы в подвале.
- Вы ведь просто ответили на все мои вопросы, не вдаваясь в подробности?
- Ты спокоен даже после того, как узнал о их смерти? Жаль, что подобных тебе ловил он. Ну, что ты выберешь?
- Что значит "умру через неделю"? Разве я не смогу сбежать за это время?
- Без моей помощи - нет.
- ...Какие условия союза?
- Будет немного неприятно, но в этом доме ты и не такое увидишь, потерпи. Остальное потом.
- О чем вы, мсье Блэйк?
Жюль взял ладонь Шарля и провел пальцем по ней. Потела тонкая струйка крови, и Жюль тут же слизал ее. "Что за?!",- по его коже пробежали мурашки и он тут же почуствовал рвотный позыв. "Мне тоже неприятно, но этот способ связи является наиболее приемлимым для нас. Теперь твоя очередь",- он протянул свою окровавленную руку.
"Итак, когда со всеми формальностями покончено, у нас появилось свободное время до заката. Для начала надо бы нам обоим принять ванну. Я надеюсь, что ты знаешь как соблюдать гигиену".-" К-конечно, и я этим очень горжусь! Каждый день в воде!"-" Ха, а по тебе и не скажешь! Ты мне нравишься все больше и больше".-"Я не хочу быть как остальные. Все остальные в моей деревне такие грязные и вонючие, сил нет в деревне находиться... Я думаю, что большинство моих односельчан ненавидят меня из-за моей образованности".-"К­ак всегда люди глупы. Именно из-за их глупости мне так трудно находиться рядом с ними".-"Вот-вот, то же самое".
Так они скоротали время за разговорами. На закате Жюль выдал Мишелю одежду , гигиенические средства и очки. "Мсье Блейк, зачем вы выдали мне очки? Вы же сами сказали, что доступ к книгам строго ограничен,- сказал Шарль, осмотрев очки: в них его зрение не улучшилось и не ухудшилось,- Они же совершенно бесполезны". "Эти очки обладают магической силой и ни в коем случае не давай им знать, что эти очки от меня. Ты вообще должен ненавидеть меня, чтобы отвести от нас подозрений. Никогда не недооценивай их. Понял?",- Шарль кивнул.
Как только зашло солнце, в дверь тут же постучали. Жюль поднялся и открыл дверь. В хижину зашел молодой человек. Брезгливым взглядом он осмотрелся прежде чем остановить свой взгляд на Шарле. Он был одет как дворецкий. Высокий и подтянутый - его рост составлял пять футов десять дюймов. Светлые волосы обрамляли его молодое овальное лицо и открывали лоб. Красные глаза с вертикальным значком, бледность и острые клыки выдавали в нем вампира, Шарль вспомнил как они сжигали его собрата. Может они и не принадлежали к одной крови, но красные глаза и острые клыки означали принадлежность к вампирам - это он хорошо запомнил. " Они совершенно разные с мсье Блейком. Как огонь и лёд,- подумал Шарль,- даже атмосфера изменилась. Мсье Блейк сверлит спину дворецкого и испускает жажду убийства, когда тот казалось бы даже и не заметичает его, приковав всё внимание ко мне. В свою очередь от дворецкого прямо-таки несет жаждой крови или самой кровью. Если так подумать, то дворецкий слишком женоподобен по сравнению с мсье Блейком. Мне он совершенно не нравится". "Добрый вечер. Я управляющий дома Нуар по имени Дэвид Томбсон. Вы сейчас направитесь со мной в дом Госпожи Нуар. Как вас зовут?", - наконец заговорил дворецкий. "Я Шарль Ренарде, мсье Томбсон. Прошу прощения, но что за должность я должен буду занимать?", - со всей учтивостью в голосе он спросил, не выдавая страха или неприязни. "Что за вопросы? Вы рассчитываете на что-то большее, лакей?", - насмешливо спросил он. Даже не попрощавшись с Блейком, он тут же вышел. Шарль последовал за ним. Дом находился всего в каких-то тридцати футах. "Как же меня злит его манера речи. Как будто его высокий голос был для этого создан...,- подумал Шарль, как вдруг его мысли перебили,- Чертов кровосос. Никогда не забывает поглумиться над людьми. Шарль, ты меня слышишь?"-"Мсье Блейк, что вы делаете в моей голове?!"-"Мы же связаны, помнишь?"-"Связь проявляется только в этом?"-"Есть еще вещи, но для этого нужна более крепкая и длительная связь. В доме царят разногласия между его жителями, смотри не попади под огонь"-"А кто еще есть в доме?"-"Госпожа и повар. Госпожа, или Черная Ведьма, как вы ее называете, враждует с Дэвидом и лояльна к повару. Повара держит на коротком поводке Дэвид, лучше с ним особо не сближаться, дабы не вызвать ревность у обоих. Дэвид холоден и жесток, однако с поваром он совершенно другой. Постарайся держаться нейтралитета".-"А на чьей вы стороне?"-"Я? Разумеется на поварской!"-"Что значит разумеется?"-"Мне его жаль и я хочу его освободить. Знаешь ли, сто пятьдесят лет ничто для вампира или демона, но для человека это слишком долго"-, он хотел добавить что-то еще, но с ним заговорил Дэвид.
"Шарль, ваша комната на первом этаже, самая дальняя дверь. Прошу отнести туда ваши вещи и переодеться. Через двадцать минут буду ждать вас в этом холле",-быстро проговорил он и ушел.
суббота, 19 января 2019 г.
- Расскажи мне, каким ты его видишь? -Я не знаю...Счастливым? Neverwhere 20:04:25
 В одном прекрасном лесном королевстве когда-то жил маленький мальчик. Он был эльфом и имел любящую семью. У него было всё, что нужно ребёнку, и всё своё беззаботное детство он провёл, исследуя лес, приручая всех местных животных от мала до велика, купаясь в реке и собирая прозрачные разноцветные камешки. Одно дерево даже разрешило ему построить в своих ветвях маленький уютный домик, в котором он хранил свои сокровища и рисунки, оставлял в кормушках еду для птиц и подвешивал на тканевых шнурках найденные сокровища. Они ловили своими гранями свет, и домик от этого заполнялся танцующими разноцветными огоньками. Малыш проводил там целые дни и был абсолютно счастлив, а вечером прибегал домой и обнимал маму, папу и старшего брата (хотя тот обнимашки не особо жаловал).
Со временем мальчик подрос и стал юношей, стройным, подтянутым и хорошо сложенным. Длинные волосы он убирал в хвост, а привыкшие к нему звери встречали его чуть ли не у самой кромки леса. Именно тогда и пришли первые изменения.
Конечно же, у него были друзья, такие же эльфы из города. И с ними он любил играть тоже. Но в этот раз всё было по-другому, потому что один из ребят прятал за собой рыжую кудрявую полуэльфийку. Низкорослая и чуть загорелая, с веснушчатым личиком и огромными зелёными глазами, она заставила парня оцепенеть и смотреть на неё до тех пор, пока друзья не потрясли его за плечо, отчаявшись дозваться. Молчаливая и тихая, девушка незаметно стала частью их компании. Когда она улыбалась, то все три друга чувствовали себя так, будто их пригрело само Солнце. Но эльфу понемногу стало не хватать просто приветствий и игр. Со временем он начал упорно сближаться с полукровкой и однажды привёл её в тот самый домик в гуще леса. Она была первой из всех окружающих его эльфов, кто увидел это убежище. С тех пор они много времени проводили вдвоём. Прошло несколько лет, и все четверо стали чудесными молодыми людьми. Один выбрал путь воина, другой стал магом. Эльф не мог решить, какое дело хочет изучить - ему нравились все профессии, даже искусство вора. Девушка, в которую он к тому времени был безнадёжно и полностью влюблён, открыла в себе дар целителя. Чтобы помочь ей, парень стал учеником инженера. Он мастерил удобные и необычные механизмы, значительно облегчающие жизнь не только полукровке, но и всем остальным жителям города. Его благодарили, он смущался, а она звонко смеялась и училась сражаться на лёгких мечах вместе с ним.
Они были самыми лучшими и близкими друзьями. И однажды, в особую ночь, эльф набрался смелости и признался рыжеволосой девушке в своих чувствах. Её лицо исказили печаль и боль. И парень узнал, что оба его друга не так давно сделали то же самое, а воин ещё и украл у его возлюбленной поцелуй. Эльф был разбит и растерян. Грустно улыбнувшись, полукровка оставила ему на прощание свои чувства, а наутро исчезла.
Друзья разошлись по разным дорогам, и потянулись долгие годы одиночества, поисков и тоски. Семья эльфа распалась, отец ушёл, а брат погиб в жестокой и неравной схватке. Теперь молодой мужчина заботился о матери и старался быть сильным ради неё. Брался за всю работу, что предлагали, и до изнеможения тренировался. Со временем боль утихла, и раны в его душе затянулись. Он нашёл новых друзей из разных рас, и они создали свой отряд, который путешествовал по миру и сражался со злом, помогая другим. Всё было хорошо, и эльф наконец-то снова был счастлив.
Но судьба, как известно, любительница бросить кости. Поэтому однажды парню до боли захотелось вернуться в свой домик на дереве, чтобы обо всём вспомнить. Именно там он и нашёл ту, которую не переставал любить всё это время. Её волосы побелели и были коротко обрезаны, на теле виднелись шрамы, но глаза остались такими же - яркими и бездонными. Единственным напоминанием о солнечной полуэльфийке. Теперь перед ним стояла вольная наёмница, которая умела не только лечить, но и убивать. Отбросив все сомнения, эльф счастливо улыбнулся и крепко обнял молодую женщину. Теперь он был уверен в том, что у них всё наладится. Она рассказала ему о том, что после этого путешествовала долгое время, была вместе с тем воином, затем с магом, но ни с кем ничего не вышло. И эльф, окрылённый мыслями о том, что он не упустит теперь свой шанс, поцеловал полукровку и предложил быть с ним, ибо он уверен в том, что сможет сделать её счастливой. Тепло улыбнувшись - совсем как в былые времена - девушка согласилась. Но узнав о том, что её мужчина сейчас стал частью дружной команды, полуэльфийка попросила никому о ней не рассказывать. Шло время, и о ней, конечно же, узнали. Но так ли это было важно? Эльф был нереально счастлив. Днём он спасал миры, отправляясь на опаснейшие задания, а вечером его неизменно ждала возлюбленная, с которой он проводил бессонные жаркие ночи.
Всё здорово, не правда ли? Но полукровка, бродя однажды по городу, заметила, как тесно общается с драконочкой-целител­ьницей её мужчина. Она знала, что является его другом и боевым товарищем, но не могла не заметить, с какой нежностью и любовью драконочка смотрит на эльфа. Полуэльфийка грустно улыбнулась. Пусть её возлюбленный и уверял её в том, что ему нужна только она одна, но картина создавалась совершенно иная. Хорошо ли, плохо ли, но эльф больше не нуждался ни в ней, ни в её любви. Даже если говорил об обратном. Даже если она любила его с момента самой первой встречи. Мысленно пожелав той девушке удачи, полукровка подхватила вещи, клинки и посох, и вновь отправилась в дальние страны, решив выбросить сердце и чувства куда-то за борт корабля. Быть может, однажды она вернётся снова. Быть может, её узнает под другим именем весь этот мир. А может, сегодня её позовут к себе звёзды, и она ответит согласием, навсегда оставив землю.
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
[Montenegro Notes] Pt.5 Mystery Di Het 22:31:21
Снова заметки о Черногории!
Мотивацией к написанию продолжения послужило то, что в процессе перебора архива из ВК (теперь можно получить архив всех данных из ВК, прикиньте) наткнулась на аккаунт девочки, с которой мы были в лагере дважды. И, к моей превеликой радости, она не удалила фотки за 2011 год! Их же я буду активно использовать при написании своих историй. А ещё я нашла в закромах ГРУППУ, посвящённую той смене. Картинка сложилась окончательно.
Эту смену я помню хуже, поэтому меня хватит, наверное, всего на 2 части.

На вторую поездку я потащила с собой троюродную сестру. Мы с ней уже когда-то выезжали в лагеря: наш дебютный выезд состоялся аж в 2007 году.
Что в тот раз, что в этот - я не спала в ночь перед отлётом. Причём я решила устроить себе испытание: не спать ровно до полуночи следующего дня. Мне это удалось: я легла спать аж в час ночи следующего дня (могу, умею, практикую до сих пор :D­ )
Приехали значит, в аэропорт. Проходим регистрацию, все дела... Когда все круги ада были пройдены и мы были готовы пойти на посадку, я заметила знакомое лицо. Да, чёрт возьми, это одна из тех, кто был со мной в прошлом году! Пообщались, вспомнили былые времена.
По приезде на территорию лагеря выяснились интересные моменты:
- лагерь стал настолько популярным, что народу теперь куча и поэтому было решено делить людей на ОТРЯДЫ. Хоспаде, у меня тотальная непереносимость отрядов! Было так кайфово, когда все были одной дружной семьёй...
- с введением отрядов появились и ограничения: нельзя самостоятельно выходить за продуктами/пиццей/г­улять по набережной. Вот тут моей печали не было предела.
- не было всех тех, кто сделал моё пребывание в лагере столь запоминающимся: Алекс, Макс-историк, Настасья... (о ней я забыла рассказать в прошлых постах: эта мадам вела творческие кружки + активно нас фоткала; мы с ней очень хорошо общались). Но зато были некоторые ребята с прошлого года и это придало немного надежды, что смена совсем не скатится в говнище.
- открылся новый корпус! А в основной корпус стало попасть тяжелее: для того, чтобы поселиться туда, нужно было заплатить. Но об этом я ещё расскажу далее.

Решили мы с Настей-подругой, что поселимся вместе в одном номере. До сих пор не понимаю, почему я сразу не поселилась с Настей-сестрой... О, хотите узнать, почему у меня появилась дикая аллергия на это имя?
Короче, спустя несколько дней после приезда к нам приехали ещё две девочки. И, что примечательно, обе Насти. Ну и угадайте, с кем сразу же подружилась моя Настя-сестра? Правильно - с двумя Настями. По итогу имеем Настю-сестру с ещё двумя Настями и с моей стороны ещё Настя-подруга... О УЖАС. С двумя Настями и я общалась, да. Правда, щемили они меня знатно. Но больше всего я злилась на них из-за грёбанного подкидного дурака: эти женщины настолько искусно играли в карты, что я ПОСТОЯННО проигрывала. Ни одна игра мне не далась. А я ведь была чуть ли не мастером...
Это так, небольшое лирическое отступление. В общем, заселились мы. Разместились, поделили кровать между собой. Поняли, насколько же второй корпус не очень. Было нереально ДУШНО!. Окна выходили чисто на южную сторону, что только усугубляло положение дел. Но ладно бы это, вечером мы обнаружили другую проблему: из окон доносилась повсюду музыка и со всех сторон светили ЛАЗЕРЫ. В нашу сторону. Вот такие вот шикарные ночные дискотеки в Черногории.
Через некоторое время я сама пришла к сестре и мы решили скинуться на номер в основном корпусе, чтобы и жили вдвоём, и от духоты не помирали. Обошлось нам это дело в 50 евро.
Зато когда мы переселились в основной корпус, мы сразу же заметили разницу: чистенький номер, санузел не в хлам, КОНДИЦИОНЕР и вид на море. Что может быть лучше?

Ну а теперь побольше о личностях, которые мне повстречались уже в новую смену.
И как же мне не рассказать про свой летний "роман"! О нём в самую первую очередь.
На мою беду понравился мне один парень. Звали его Егором. Было ему на тот момент лет 17. Простенький такой парень с виду.
Познакомились мы с самый первый день смены. Сидела я как-то на общем собрании и он там не то шутил, не то спросил что-то... Были ещё с ним другие парни. Вспомнила только лишь второго его товарища - Серёжу. Потом в их компании появился ещё один довольно заметный в наших кругах парень - Дэвид (я про него как-нибудь расскажу, если вспомню). Ну и ещё несколько товарищей.
С этой компанией я сразу нашла общий язык. Видимо, на мне сказалось "дворовое" воспитание и постоянное общение именно с парнями. Постепенно начала интересоваться Егором. Из всей компании он мне понравился почему-то больше всех. Ну вот не знаю, почему. Может, он мне напоминал моего товарища, в которого как-то тоже поимела смелости влюбиться? А вообще у меня была какая-то совсем противоречивая ситуация: я искала себе парня, похожего на меня (и за всё время был только один такой!), но в итоге почти каждый, кто мне нравился, был слегка смуглым, темноволосым и ни разу не похожим на меня. Противоположности, мать их, притягиваются...
С этим Егором было несколько историй:
1. Егор хорошо знал 3Ds Max. Собственными усилиями он инициировал мини-кружок по этой программе. Знала бы я тогда, что эти знания мне потом пригодятся :D­
В общем, ходила я на его мини-кружок. Он показывал основные инструменты, как делать примитивные фигуры, какие модификаторы имеются и т.д. Всё, чему мы научились с товарищами на этом кружке - делать восхитительные пончики :D­ А Серёга даже сделал надпись из этих пончиков. Просто без комментариев.
2. Как-то раз Егор рассказал мне рецепт "мощного энергетика", который по эффекту ничем не уступает любому другому энергетику. Рецепт такой: берётся Спрайт, пара пачек айс-кофе и вроде как Несквик. Все сыпучие ингредиенты добавлялись в бутылку и тщательно взбалтывались. Получалась какая-то непонятная жижа, довольно сладкая и странная на вкус. Я пробовала, да. Парни очень часто мешали такой убийственный коктейль, что сильно не нравилось вожатым. Их за этим делом палили, запрещали подобным заниматься. Но они всё равно умудрялись её мешать! Конечно, парни почему-то не понимали, что от колы с кофе их будет ещё жёстче плющить... Но это так, нюансы, которые я познала позднее.
3. В ходе нашего общения он мне поведал о своей религии. Он был сторонником такого направления, как "чёрное христианство" (или чёрное православие, я не помню точно), но суть заключалась в том, что ты должен быть весь такой чистенький и невинный, т.е. никаких женщин, никакого секаса и вообще идите нахер бабы тема отношений довольно тяжела. Так я поняла, что шансов у меня нет :D­
Но ладно бы это. Через неделю приехала в лагерь одна девочка, которая была ещё в прошлом году и молва о ней и её любовных похождениях шла по всему лагерю. В простонародии - шлюхпка. Ну и угадайте, кто на неё клюнул и стал чуть ли не лапать? Вот тебе и радикальный христианин :D­
4. С одним товарищем Егора я тоже хорошо общалась. Он как раз был в числе некой "группы поддержки", которая спонтанно создалась, стоило мне поделиться своей "бедой". В этой же группе была моя сестра и две Насти. Трио Насть подталкивала меня на то, чтобы быть как можно активнее с Егором. Я правда хотела ему понравиться, но не знала, как. Поэтому они меня то наряжали, то давали напутствия, которые мною выполнялись. Но хер там был: Егор был слишком неприступен и в мою сторону не особо смотрел. Кстати, когда я общалась трио, то, чтобы не палиться, они дали ему кодовое имя "Флэшка". Было забавно слушать их вопросы, мол, "А как там у тебя дела с Флэшкой?"
А вот товарищ Егора в моменты моих фиаско поддерживал меня и даже успокаивал. А хреново мне было очень часто... Я ревела ночами, порой бывало так, что мне Егора было тупо жалко (правда, уже не помню, в чём там дело было). Мне было жалко себя, потому